ФЭНДОМ


«Эйдос, за которым охотятся стражи мрака, — это ядро, суть одухотворитель материи, билет в вечность, ключ к бессмертию, душа. Самое главное и важное, что есть у каждого лопухоида, у нас с вами и даже у Ягге, хоть она и богиня. У каждого эйдос только один. Единственное, что нельзя подделать или скопировать с помощью магии. Лопухоид, потерявший жизнь и тело, но сохранивший эйдос, не теряет ничего. Но человек, утративший эйдос, теряет все, даже если его тело, разум и жизнь вне опасности»

Описание Править

Эйдос — душа человека, частичка истинного Света, его вечность и свобода выбора. Обычно он выглядит как крошечная голубоватая искорка, но бывают и исключения: эйдосы людей, выбравших тьму, приобретают фиолетовый оттенок. Также существуют два уникальных эйдоса: один принадлежит Улите, второй — Варваре.

У светлых стражей эйдосов нет, они им не нужны — обладатели крыльев сами по себе полны света, истинный Свет даёт им силы. Однако некогда группа стражей откололась от остальных, предала Свет, и он перестал давать им силы. Так появились стражи Мрака, охотящиеся за эйдосами и помещающие их в свои дархи.

«Истинный свет, призвавший к жизни и стражей, и людей <…> больше не давал отпавшим сил. То, что у них оставалось, они быстро растратили. Там, где некогда пылало солнце, образовалась черная дыра. Мрак же… ну, а что мог дать им мрак, нелепая фикция, возникшая только при их отпадении? Ну да, эйдосы. Тогда они и стали охотиться за ними, чтобы получать частицы абсолютного света.»
«всех эйдосов мира не хватит, чтобы наполнить пустоту единственного дарха»
— АрейМБ14

Эйдос при жизни Править

«Эйдос должен изменяться вместе с хозяином. Осуществлять выбор и отражать его»

Эйдос живёт и развивается вместе с человеком. Всякое доброе дело поддерживает сияние эйдоса, а плохое — затемняет его. Человек, имеющий эйдос, неподвластен стражам мрака, они не смогут причинить ему вред. Однако есть и исключение — те, чьи эйдосы полны тьмы.

«Как ни жалко это существо, но пока эйдос с ним, моя власть на него не распространяется.»
— АрейМБ3

Хоть эйдосы по сути своей неуничтожимы и вечны, существуют некоторые связанные с ними угрозы. Можно продать эйдос комиссионеру за какие-либо земные блага; можно отдать его, испугавшись угроз слуг тьмы. Можно соблазниться суккубом и отдать душу ради иллюзорного счастья. Также стражи мрака приобретают над человеком власть в случае самопроклятия — фразы вроде «Будь я проклят!». Также эйдос можно отдать, подписав определенную купчую, которую дает тебе комиссионер. Например, в книге Маг полуночи (МБ1) Мефодий чуть не продает свой эйдос Тухломону за банку шпрот.

Особенно лакомая добыча для слуг мрака — беременные женщины, ведь они имеют право решать не только за себя, но и за своего ребёнка. Например, Улита родилась уже без эйдоса, так как её мать-ведьма прокляла свою дочь ещё до рождения. Впрочем, некоторые подобные случаи признаются незаконными, и мрак не в силах удержать захваченные обманом (равно как и угрозой близким, как в случае с женой и дочерью Арея) эйдосы — пускай не сразу, а через много лет, эти эйдосы всё равно освободятся и попадут в Эдем. Если освободившийся эйдос достаточно светлый, он остаётся там; если же он ещё не определился, эйдос возвращают человеку, как это было с Улитой. Если на момент освобождения эйдоса из плена мрака человек был уже мёртв, свет вполне может вернуть ему его тело, как это и произошло с Варварой.МБ11

«Невозможно обрести вечность без эйдоса. Остальное — технические мелочи!»
— АрейМБ3

Потеряв эйдос, человек лишается вечности. Даже сто тысяч чужих эйдосов не заменят одного-единственного, данного тебе по праву рождения. Но страшна не только потеря. Эйдос может зарасти сероватым жирком приобретательства и загнить. Гнилой эйдос не нужен мраку, так как в нём нет сил, но и света он не заслуживает, потому что в нём самом не осталось света.

Также есть другая опасность, менее распространённая. Если человек служит стражу-переселенцу вроде Спуриуса и жаждет господства над другими людьми, его эйдос — с виду нормальный, не гнилой! — становится выпитым, бесцветным, тусклым... Мёртвым. Он даже теряет присущую обычно эйдосам неуязвимость.

Эйдос после смерти Править

Сразу после смерти к человеку прибывает страж света и страж мрака. Если эйдос служил свету, если он голубоватый и лёгкий, светлый страж забирает его в Эдем. Если эйдос наполнен тьмою, он достаётся тёмному стражу.

Если же при жизни человек метался между светом и мраком и сущность эйдоса не определилась, стражи сражаются за него.

Посмертие Править

Большинству людей слишком сложно представить, каково это — существовать после смерти, будучи эйдосом. Единственное, что понятно всем — что эйдосам, попавшим в дарх, предстоят вечные муки. С Эдемом же всё куда как более расплывчато, а всё потому, что человеческое сознание не в силах это постичь.

«Златокрылый заберет эйдос, доставит в Эдем и там отпустит, чтобы в светлом и солнечном райском саду эйдос сам определял свою дальнейшую судьбу. Захочет – станет пыльцой на крыльях у бабочки, или глазом кентавра, или разрастется до размеров звезды в созвездии Стрельца. Все в его власти. Ничего невозможного нет.»
— ЭссиорхМБ6

Особые эйдосы Править

  • Эйдос Улиты был разделён на светлую и тёмную часть, но впоследствии был вылечен при помощи особенного камня.МБ9
«В Джанкое <…> есть древний камень, сохранившийся с момента творения мира. Если опустить эйдос в его трещину, камень примет на себя проклятие и очистит эйдос.»
— Эссиорх
  • Эйдос Варвары также был поделён на две половины, вероятно, потому, что её отец Арей — страж мрака, а мать - простая смертная.МБ11
  • Эйдос любой валькирии отличается особой яркостью и силой. Подобным трофеем непросто завладеть: силой его не отнять, да и хитростью сложно — валькирии вам не наивные лопухоиды, их не подкупишь, не обманешь и не запугаешь. Именно эйдос валькирии должен был быть первым в дархе Мефодия.
«Эйдос валькирии — нечто большее, чем просто эйдос. В иерархии мрака это серьезнейший трофей, которым едва ли может похвалиться сам Лигул. Сравнивать простой эйдос с эйдосом валькирии так же проблематично, как сравнивать Серебряное Копытце и его прототип. Хотя, увы, с точки зрения биологии козлы, конечно, оба.»